Рекламный баннер 970x250px 970na250

«Ваня – наша отдушина!»

2014-05-13

Почти полтора десятка лет Солоницыны жили повседневными заботами, обустраивали быт, растили и воспитывали дочку Софью и сына Никиту. Но их размеренная  и вполне благополучная жизнь кардинально изменилась в один день.

Семь лет назад Елена и Станислав поехали в социальную палату при детском отделении совгаванской районной больницы, чтобы передать для подопечных этого учреждения детские вещи. Вдруг им навстречу выскочил юркий мальчуган, которому на вид было не больше полутора лет, и повис на шее. Решение забрать его к себе у Солоницыных созрело практически мгновенно, хотя до визита в соцпалату в их семье никогда разговоров об усыновлении ребенка либо опекунстве не заходило.

Ванюшка был любимцем персонала социальной палаты. Как оказалось, ему не полтора, а уже больше трех лет, но воспитатели, жалея маленького ростом и худенького мальчонку, все откладывали процедуру перевода его в детский дом. Ваня не случайно оказался в социальной палате.  Здесь на протяжении многих лет росли и воспитывались его многочисленные старшие и младшие братья и сестры. Их биологическая мать уже давно счет потеряла своим чадам, ежегодно производя на свет по ребенку. Новорожденных сразу определяли в соцпалату, потому что находиться рядом с ней малышам было просто опасно для жизни.

Домашние роды, асоциальный образ жизни матери не могли не отразиться на здоровье Вани. Смещенные в процессе родов шейные позвонки, гиперактивность, атрофия зрительных нервов… Об этих и других диагнозах Ванюши Солоницыны узнали уже позже, а сразу после судьбоносной встречи в соцпалате они оперативно стали собирать документы, чтобы взять ребенка под опеку. Семь лет назад, 1 июня, как раз в Международный День защиты детей,  Елена и Станислав забрали Ваню домой.

Шок – именно этим словом Елена обозначает сейчас общее состояние и семьи Солоницыных, и ее нового члена Ивана в первые дни совместного существования. Софья и Никита не доставляли родителям особых хлопот – росли примерными детьми, не шкодливыми, самостоятельными.  А с появлением Вани напряжение Солоницыных не отпускало ни на минуту – как бы он не упал, не расшибся, не сломал себе что-нибудь, чересчур активно исследуя окружающий мир.  Пришлось даже мебель менять с учетом Ваниной гиперактивности – она в доме Солоницыных без острых углов.

Непросто воспринял появление Ивана в семье сын Солоницыных Никита. Если Софья, которой в то время было 13, осознанно приняла решение родителей, то пятилетний Никита, который был младшим и особо любимым, сразу почувствовал, что родительское внимание резко переключилось на Ваню.

Приводил в шок Елену и Станислава и тот факт, что Иван был абсолютно не адаптирован к жизни в социуме. Он напоминал Маугли, когда его выводили на улицу или заходили с ним в магазины. А еще он не умел плакать, как бы больно и обидно ему не было, не мог насытиться фруктами, в его лексиконе было не больше десятка слов, и он мог часами тыкать в кнопки телевизора и открывать-закрывать двери.  Родственники Солоницыных приходили посмотреть на Ваню как на диковинную зверушку. К счастью, практически никто из них не осудил Елену и Станислава за столь решительный шаг, наоборот, родня поддерживала, как могла, а сейчас Ванюшка стал всеобщим любимцем, и мальчишки, коих в родне Елены много, его просто обожают.

Адаптационный период хоть и проходил тяжело, но закончился довольно скоро. Ваня быстро привык к жизни в семье и за минувшие семь лет ни разу не вспомнил жизнь в соцпалате, нянечек и воспитательниц, которые так его любили. А вот проблемы со здоровьем не заканчиваются и по сей день. Станислав вспоминает, каким был Ванюшка, когда его забрали.  Он напоминал ему маленького культуриста – из-за гипертонуса мышцы были постоянно напряжены во всем теле, пальцы скрючены, а малыш ходил только на носочках.

С букетом неврологических проблем Ивана Солоницыны справляются при помощи медиков, психологов, логопедов. Не все получается, особенно с учебой, которая дается Ванюшке очень тяжело. Он находится на домашнем обучении, в свои десять лет постигает программу второго класса и в списке прилежных учеников не числится. Для Солоницыных, чьи дети читать начали задолго до школы, всегда хорошо учились и самостоятельно делали уроки, поначалу непривычно было подолгу сидеть с ребенком за учебниками и прописями. Сейчас это стало нормой жизни, опекуны не опускают руки и твердо заявляют, что в коррекционную школу-интернат Ивана ни за что не отдадут.   

 Куда серьезнее, чем школьные,  у Вани проблемы со зрением. Атрофия зрительного нерва – это практически приговор, инвалидность, неизбежная слепота. В течение нескольких лет Елена вместе с Ванюшкой практически жила в МНТК «Микрохирургия глаза».  И только нынешней весной краевые офтальмологи начали давать осторожные, но столь долгожданные прогнозы – резервы есть, прогресс положительный. Доселе жесткие ограничения ослабли, Ване даже разрешили заниматься спортом.

Елена считает, что половина успеха  лечения - это все-таки инстинкт выживания, заложенный в Ванюшке на генетическом уровне. Как правило, дети в асоциальных семьях рождаются с неимоверной тягой к жизни: даже при страшных врожденных патологиях и диагнозах, звучащих как смертельный приговор, они цепляются за, казалось бы, призрачный шанс как за спасительную соломинку и нередко выходят победителями.

Я спросила у Елены и Станислава Солоницыных, не пожалели ли они о принятом семь лет назад решении. Ответ последовал незамедлительно: «У нас даже вопрос никогда так не стоял!». Для них он – отдушина, и если бы не было Ванюшки, скучной и серой была бы их жизнь. «Закисли бы уже, протухли!»,- смеются Елена и Станислав. Если Ваня день проводит у бабушки, Солоницыны начинают тут же скучать. Им остро не хватает суеты, мальчишеских перебранок и потасовок из-за компьютера, шебутного парнишки, который, несмотря на все проблемы, дарит окружающим массу положительных эмоций и наполняет их дом жизнью, настоящей, без прикрас и купюр.

  Глядя на эту семью, понимаешь – здесь живут и ради друг друга, и ради детей, не разделяя их на родных и приемных. Каждый год Солоницыны стараются вывезти их к морю. Где только не побывал Ванюшка – и в Таиланде, и в Турции, и на Азовском море.

Ради детей они оставили свою малую Родину – поселок Майский, и переехали в город. В Совгавани и учителя сильнее, и возможностей заниматься спортом, организовывать досуг ребятни гораздо больше. Никита уже занимается плаванием, увлекся велоспортом, активно участвует в школьной жизни, а для Вани, которому медики дали «добро» на физические нагрузки только пару месяцев назад, сейчас подбирается оптимальный вид спорта, но в будущем учебном году он обязательно будет посещать какую-нибудь секцию.

Дочь Софья уже выросла, сейчас она студентка, а когда вырастут  и мальчишки, Солоницыны планируют вновь вернуться в Майский - здесь они строят дом, здесь они хотят приобрести еще один земельный участок, на котором в будущем будет строить свой дом Ваня. Учеба ему не дается, зато он обожает те занятия, где можно что-то делать руками – готовить, строгать, пилить, забивать молотком гвозди. Самое страшное для него наказание – это запретить ему ехать на дачу. Здесь Ваня мастерит себе теплицу. А через несколько лет, когда наступит сложный подростковый возраст, он опять окажется при деле – будет возводить собственный дом.

Ваня сразу стал звать Елену и Станислава мамой и папой. У Солоницыных была мысль усыновить его, но все-таки Елена посчитала, что не имеет на этот шаг морального права. Ванюшка знает, что у него есть братья и сестры, когда-нибудь у него все равно возникнет желание найти их, пообщаться, и тогда он сам решит – быть ему Солоницыным или все-таки не стоит ничего менять в своих документах. Елена и Станислав примут любое его решение, хотя для них он стал родным человечком с первого взгляда, связующим звеном и неотъемлемой частью их обычной, в общем-то, семьи.

Д.Здорикова

На снимках: Елена, Иван, Никита и Станислав; Никита и Иван с домашней питомицей - улиткой

2422

Оставить сообщение:

АРХИВ ВЫПУСКОВ
Рекламный баннер 300x250px 300na250
ФОТОГАЛЕРЕЯ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
Рекламный баннер 300x600px 300na600
ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ